Продолжаем чтение «Исторической записки», составленной протоиереем Владимиром Успенским из Осташкова в 1878 году. В части I дается описание местности и характера населения. В части II идет речь о явлении чудотворных икон и разрастании поселения в Оковцах и окрестностях. Этот фрагмент повествует о Смутном Времени и его последствиях.

Картина К. Маковского «Иван Сусанин»

Время междуцарствия, столь бедственное для всей России, не бесследно прошло и для Оковец. Оковцы и его окрестности, подобно Селижарову и многим другим селениям нынешнего Осташковского уезда, тоже пострадали от врагов России — поляков и литовцев. По окончанию этого бедственного времени, когда составлялись в 1624 и 1625 годах писцовые книги, в Оковцах хотя и было небольшое население, которое у писцов названо по-прежнему слободою, но церковь не только была в ветхости, но даже и в развалинах. Следовательно не было в ней и Богослужения, не было и священнослужителей. Вот извлечение из самой выписи: «В Оковецкой волости в церковных землях на Пыршинском городище слобода. В ней церковь чудотворного образа Пресвятыя Богородицы Одигитрии с приделами ветха — развалилась».

Явленные чудотворные иконы находились в это время уже в Новгороде, куда, вероятно, отнесены были еще при наступлении опасности разорения. Некоторые из вещей церковных были закопаны перед разорением в землю. Достоверность этого обстоятельства основывают на том, что между нынешним храмом и часовней во рве при копании могилы была найдена железная цепь, на которой вероятно висело паникадило (церковная люстра). А в четверти версты отсюда к северу, на левом берегу реки Пыршни, близ так называемой холодной заводи, в которую по преданию опущены колокола, найдены были кадило и восковая свеча в 2,5 вершка (около 11 см) толщиной (из сноски: цепь и кадило, как сделавшиеся негодными к употреблению, были уничтожены, а свеча по мелким частям была разобрана простолюдинами, как некая святыня). Подобно этому и в 1871 году выкопано было небольшое и только вполовину сохранившееся медное паникадило, замечательное своими изображениями.

Явленные иконы со времени запустения находились в Новгороде. Они находились там, должно полагать, до 1667 года и стояли, как это определенно известно, в церкви Успения Пресвятой Богородицы, что на Торговой стороне.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Торгу, Новгород, пер.пол XII в.

Причина, почему эти иконы взяты были на сохранение в Новгород, а не в Москву, могла быть такая: 1) в Новгороде во время междуцарствия храмы и их святыни были более безопасны от поругания неправоверных и расхищения, нежели в Москве. Потому что в Новгороде святитель (епископ) в это время пользовался еще полной свободой и даже влиянием на гражданские дела, тогда как в Москве в это время Патриарх Гермоген был уже в темнице. 2) Во время междуцарствия обнаружилась разрозненность между городами и областями Русского государства. Части страны, особенно Новгород, Казань, Псков, помня свою прежнюю силу и значение, стали стремиться к самостоятельности и эта разрозненность проявилась, вероятно, и в церковном управлении. Особенно в Новгородской области, которой святители иногда искали себе самостоятельности от Московских святителей и прежде. Эта самостоятельность Новгородской церковной власти от Московской могла проявиться в отношении к нынешнему Осташковскому уезду, так как до 1675 года все церкви так называемой ново-приписной Осташковской десятины, занимавшей северную часть нынешнего Осташковского уезда, были тогда еще под ведением Новгородского митрополита.

Причина, по которой иконы так долго не были возвращаемы из Новгорода в Оковцы заключалась в царствование Михаила Федоровича и Алексея Михайловича до 1667 года или до Андрусовского мира в бывших войнах России с Польшей, во время которых и местность Оковец, как близкая к Литовскому рубежу, была небезопасна от нападения врагов. В то же время в пределах северной России и в частности в Ржевском уезде свирепствовала моровая язва. Все это препятствовало восстановлению церкви в Оковцах и делало неудобным возвращение икон.

Между тем с окончанием войны России с Польшей в 1667 году известным из истории Андрусовским миром и с прекращением в пределах северной России во второй половине XVII века моровой язвы, местность тогдашнего Ржевского уезда успокоилась. Многие лежавшие впусте со времени литовского разорения земли стали заселяться. Отчасти своими природными русскими жителями, производившими новые распашки в пустых местах и оставившими на них починки, отчасти польскими выходцами. А вместе с увеличением населения, стала чувствоваться потребность и в восстановлении церквей. В это-то время, после 1667 года, и восстановлена опять церковь в Оковцах и, вероятно, по распоряжению которого-нибудь из Патриархов Московских, владевшего Оковцами, святые иконы Оковецие опять перенесены из Новгорода в Оковцы.

Продолжение — часть IV