Продолжаем читать «Историческую записку о селе Оковцах и о явленных Оковецких иконахПресвятыя Богородицы Одигитрии и Животворящего Креста» 1878 года. Автор: протоиерей Владимир Успенский. Часть I здесь

Явление икон на городище последовало в 1539 году. Сперва явилась икона Креста Господня двум хищникам (разбойникам) Ивану и Ермолаю, жившим в деревнях вышеупомянутого помещика Повадина. Потом, когда приглашен был освидетельствовать это явление инок, вероятно Селижарова монастыря, Стефан, то ему и пришедшему с ним народу в светозарном сиянии открылась и икона Богоматери с Предвечным Младенцем, на левой руке Ее сидящим, и Святителем Николаем, тут же предстоящим. Инок Стефан, видя чудеса, бывшие от святых икон, донес об этом бывшему тогда Московскому Митрополиту Иоасафу и великому князю Иоанну IV Васильевичу.

Митрополит Московский Иоасаф и великий князь Иоанн Васильевич Грозный (в год обретения чудотворных икон ему было всего 9 лет)

Великий князь и митрополит по совершенном удостоверении в истине явления икон и чудотворной силе их — для чего не только присылаемы были поверенные на городище, но и взяты были иконы в Москву, — приказали на месте явления иконы Богородицы со Святителем Николаем поставить церковь во имя Пресвятой Богородицы Одигитрии с приделом во имя свт. Николыя Чудотворца. На месте явления иконы Креста — другую церковь во имя происхождения Честных Древ.

Великий князь тогда же снабдил эти церкви приличной утварью, из которой, впрочем, ничего не осталось. (Из сноски: в недавнее время, в 1871 году, при копании земли под фундамент переставлявшейся на новое место колокольни, выкопали вполовину уцелевшее медное паникадило [церковную люстру] о четырех сохранившихся рожках с шандалами (подсвечниками), с литым в кружке наверху двухглавым орлом и с такими же в завивках рожках рыцарскими головками, несколько напоминающими молодого царственного жертвователя утвари. Это паникадильце, вероятно, было закопано в землю пред литовским разорением [1660-е годы] вместе с другими церковными вещами) И на довольство священнослужителей определил значительное количество земли.

Образ явления чудотворных икон

Со времени явления на городище икон и построения церквей местность стала называться Оковцами. Это название встречается в первый раз в летописях под 1547 годом, по случаю побега из Москвы опальных князей Михаила Глинского и Турунтая Пронского. Именно: когда эти князья после убиения мятежным народом Московским князя Юрия Глинского для безопасности побежали было из Москвы в Литву, но на дороге были захвачены князем Петром Шуйским во Ржевском уезде в тесных и непроходимых местах и представлены были в Москву. В оправдание свое пред государем сказали, что «ехали в Оковец помолиться Пречистой».

Вскоре же после явления икон и построения церквей возникло близ местности городища небольшое население и Оковцы стали называться селом. В то же время прибавилось население и в окрестности. А вместе с прибавлением населения, образовалась особая волость, которая стала назваться по имени села Оковецкою. В состав ее впоследствии вошли все деревни прихода Оковецкого и смежного с ним прихода Песоченского. Об этой волости упоминается в первый раз в грамоте царя Феодора Ивановича 1595 года на пожалование левой, по течению реки Волги, Князь-Дмитриевской половины Ржевской десятины Московскому Патриарху Иову.

В конце XVI и в самом начале XVII столетия население Оковец было, должно полагать, довольно значительное и пользовалось какими-нибудь льготами, потому и называлось Оковецкою слободой (слобода — от слова «послабление», «льгота»). В окрестностях Оковец население в конце XVI столетия также увеличилось. Но несмотря на особую благодать Божию, приосеняющую это место в святых иконах, не образовалось здесь монастыря ни мужского, ни женского.

Продолжение — часть III